Юрьевская пещера. Зарождение Казанского клуба

И, наконец, о спелеологах.
В середине шестидесятых годов несколько разрозненных, но близких по духу туристов работающих на разных предприятиях Казани стихийно образовали группу. В те времена в походы ходили по выходным дням, летом в отпуск и по большим праздникам, в основном на первое мая и седьмое ноября.
По выходным дням все собирались на вокзале и ехали в Марийку. Группы собирались либо с одного завода, либо с института. Все друг друга узнавали, и можно было, если ты пришел один, примкнуть к любой группе.
Постепенно сформировалась сборная группа с расплывчатым составом, которая впоследствии и превратилась в Казанских спелеологов. По праздникам набиралось три-четыре дня, и можно было съездить достаточно далеко, например в Жигули. В один из праздников при выборе места поездки было предложено поехать в Сюкеевские пещеры. Но выяснилось, что они были затоплены еще при заполнении Куйбышевского водохранилища, и от этой затеи пришлось отказаться. Однако сама мысль о пещерах осталась и в последствии получила развитие.
Первый такой выезд состоялся в Ичалковские пещеры в Горьковской области на день 7 ноября 1967 г. Место для поездки нам подсказала замечательный человек, тогдашний декан геологического факультета КГУ, Евгения Ивановна Тихвинская.
Мы выехали командой, человек двадцать пять, с шумом, гитарами, рюкзаками, веревками и полевыми телефонами. Легкий морозец, яркое солнце, заиндевелые кусты калины и сосновый бор у реки Пьяна росший на переходящих друг в друга карстовых провалах глубиной до двадцати метров, известняковые обнажения на обрывах и замшелые камни в траве все напоминало сказочный лес.
Целый день лазанья по камням завершился ночным факельным шествием в подземный грот на дне самого глубокого провала.
Никаких новых пещер мы не нашли, но начало было положено. Формально обозначив себя, как секция спелеотуризма при городском клубе туристов и альпинистов, в чем нас поддержал тогдашний его председатель Игорь Мещеряков, мы стали заниматься спелеологией — альпинизмом наоборот. Руководил секцией Шамиль Яхин.

Теперь о Юрьевской пещере.
К моменту ее обследования мы уже накопили опыт прохождения пещер и шахт Урала и Кавказа, а также вели относительно планомерное обследование правого берега Волги вниз по реке, начиная от устья Свияги. Искали подземные полости и скальные участки для тренировок. Некоторое время мы обследовали подземные выработки вблизи деревни Шеланга.
В конце мая 1971 г. группа в составе Володи Аполлонова, Жени Петрухина, Абрамова отправилась в Камское устье и в одном из оврагов, спускающемуся к Волге, обнаружила пещеру протяженностью метров 15. В дальнем ее конце через щели чувствовалось сильное движение воздуха. Энергичный Женя, достал скальный молоток, выбил несколько камней, и, расширив отверстие в стене, проник в неизвестные части пещеры, тем самым, совершив шаг или вернее вползание в историю обследования Юрьевской пещеры, ставшей с этого момента крупнейшей в Поволжье. То, что это была именно она, выяснилось позднее.
Через неделю мы в усиленном составе приехали вновь и сделали первый, еще не полный, план пещеры. Я в то время учился на заочном отделении географического факультета КГУ, сочинял в дипломной работе что-то о карсте и, естественно, вытащил этот план пещеры на защите. Находка вызвала интерес, а после обсуждения ее местонахождения было установлено, что это Юрьевская пещера, описанная в 1967 г. Александром Владимировичем Ступишиным в монографии «Равнинный карст и закономерности его развития на примере Среднего Поволжья», а мы открыли ее продолжение. Еще через неделю наша компания вместе с доцентом кафедры физгеографии Ниной Николаевной Лаптевой снова были в Камском устье, где было сделано подробное описание пещеры, составлен ее уточненный план и проведены микроклиматические наблюдения. Съемку вели Саша Михеева, Мадина Галиаскарова и Валера Забаров. Тогда же и были придуманы названия гротов и ходов. От входа направо по коридору 1 попадаешь в крупный зал Гипсовый в дальнем конце, которого пещера разветвляется в трех направлениях. Направо по коридору 2 и ходу Треугольному упираешься в пересекающий его коридор 3, который направо оканчивается сужением, а налево приводит в небольшой зал Арена и далее в ход Марьяны. Ход был назван по имени первой родившейся в нашей компании девочки, дочери Наташи Смирновой нашего летописца, описавшей позднее открытие пещеры в газете «Комсомолец Татарии» (15.8.71).
В направлении «прямо» из Гипсового зала идет узкий лаз, пройденный нами позднее и приводящий в небольшой, но красивый грот. Налево из Гипсового зала низом попадаешь в грот 1, затем в грот 2 и далее в грот Дождей имеющий ответвления и ходы вниз. Это самая глубокая и активно развивающаяся часть пещеры. Повсеместно в ходах и гротах на стенах имелись кальцитовые красноватые коры, в Гипсовом зале и гроте Дождей было отмечено наличие гипсового теста, а коридоре 2 и зале Арена небольшие сталактиты, в том числе и эксцентрические. При протяженности около 400 м на прохождение и разглядывание пещеры потребуется несколько часов активного движения, соответствующая случаю одежда и запас индивидуального света на 8 часов. Вот очень коротко о самой пещере. В июле на основе этих данных мною, Н.Н. Лаптевой и А.В. Ступишиным была написана статья «Юрьевская пещера» опубликованная в 1972 г. в сборнике КГУ «Экзогенные процессы в Среднем Поволжье».
После открытия новой части Юрьевской пещеры мы, естественно, обследовали все близлежащие лога, провалы и штольни в том числе, уже со спелеологами второй волны Митей Чеботаревым, Пашей Афанасьевым и ребятами из университета обследовали естественные полости, открываемые при разработке гипса по периметру рудника «9 января». Крупных пещер найти не удалось, но вот к каким выводам мы пришли. Проходимые естественные подземные полости в этом районе берега Волги формируются вблизи склонов, там, где граница доломитов и гипсов выходит к поверхности, то есть на пересечении этой границы с тальвегами логов. В этих местах формируется активная точка, куда в основном уходят талые и ливневые воды.
Повсеместно в активных точках имеются карстовые провалы, на усиленную расчистку которых у нас в те времена, быть может, просто не хватило сил.
Рассказ не будет полон, если я не скажу, что красота этих мест просто завораживает. Необозримые водные просторы, гигантские и не очень большие спускающиеся к Волге, осложненные провалами залесенные овраги, дурманящее буйство трав летом, обрывистые, скалистые берега и упоминаемые выше пещеры, притягивают в этот край неравнодушных к природе людей.
Вблизи Юрьевской пещеры был освоен для тренировок самый заметный под Казанью скальный участок. На нем в мае 1972 г. мы, расчистив незамысловатый маршрут, вместе альпинистами провели первые скальные соревнования победителями, в которых тогда вышли Алена Смелкова и Сергей Шибалов.
С тех пор на этих скалах с весны до осени можно встретить туристов, альпинистов, скалолазов и спелеологов, готовящихся к походам и поющих по вечерам у костра новые песни.
Наша спелео команда, переместившись в большой овраг ближе к Камскому устью, каждый год с чадами и друзьями выезжает туда на недельку в первой половине июля на сбор ягод и душицы. А наши многочасовые споры о пещерах постепенно превратились в многолетнее обсуждение вопроса о том, следует ли у собранной клубники перед засахариванием отрывать листики у основания ягод или нет.
И там я, сидя у костра, иногда думаю: «С кем бы расчистить те ходы. Ведь самая большая пещера Поволжья еще не пройдена».
Вот и весь рассказ.

Рассказывает Володя Аполлонов
В далекий для нас 1971 год, месяц май — праздники, нас это Петрухина Евгения, Абрамова Михаила и автора этих строк Аполлонова Владимира потянуло на поиск чего-то нового для нас, неизвестного. На праздничные дни мая запланировали поездку в район Камского устья и Рудника на поиск.
А спланировали поездку из следующих соображений. Мы были членами секции спелеологов при клубе туристов, и занимались подготовкой и даже посещали лекции наших старших товарищей, у которых уже были походы в пещеры Урала и Кавказа.
По литературе о пещерах Татарии было очень мало сообщений. Скудная информация говорила, что Сюкеевская пещера ушла под воды Камского водохранилища, а Юрьевская пещера потеряна, т.е. нет точных данных о месте ее нахождения. Вот мы и решили: А может нам повезет!»
На скоростной Ракете» мы добрались до действующего рудника и направились вдоль берега по обрывистым склонам в сторону Камского устья. При этом внимательно осматривали небольшие ниши, щели и один глубокий овраг.
Добравшись до старых входов в заброшенную штольню, мы решили сделать стоянку. Поставили палатку, об-устроились и пошли в штольню. Размеры штольни нас поразили. Местами мы видели остатки шпал, рельсы для вагонеток. Трудно было представить, что раньше здесь кипела работа, шли взрывы и добыча гипса. Кругом были видны следы бурения и горы отходов пустой породы и четко просматривались следы от шпал, которые уходили в темноту. Наши могучие фонари не смогли пробить путь этих следов. Уходя в глубь, мы начали встречать пересекающиеся коридоры, и была мысль, как бы нам не забыть обратной дороги. В нескольких местах, где с потолка падала вода, образовались ледяные столбы и глыбы льда. Нас поразило, что к данной штольне не было никаких подъездов и подходов, кругом крутой склон, стенки и сыпуха.
Уставшие и довольные, вечером мы обсуждали все увиденное у костра на небольшой площадочке перед одним из входов в штольню.
После нескольких часов хождения и лазания по штольне, где был очень чистый и влажный воздух при выходе из штольни я, наверное, впервые почувствовал наш, земной, родной воздух, напоенный различными ароматами, запахами и шумом листвы и прибоя. Эти приятные минуты возвращения из пещеры в наш привычный мир будут в дальнейшем самыми желанными. И чтобы продлить несколько минут наслаждения по родному, земному воздуху лично я старался всегда выходить из пещеры медленнее, а иногда перед входом и посидеть, наслаждаясь крепким, богатым настоем воздуха нашей земной жизни.
На второй день мы решаем пройти по самым дальним коридорам штольни, определить границы и примерно зарисовать план штольни.
В одном из тупиков, мы обнаружили щель, в которой задувало свечу. Мы решительно двинулись вперед. Через несколько метров перед нами открылся небольшой зал 10-12 метров в длину, с нагромождением плит, камней, а на потолке висели летучие мыши. Это была небольшая, естественная пещера. Для нас это был праздник, первый поиск и успех.
После непродолжительного лазания и ползания мы нашли проходы, и лазы в другие небольшие части пещеры. В этой пещере мы увидели натечные образования желтого цвета, которые напоминали гроздья винограда. Эта находка нас воодушевила и вселила надежду, что данный район перспективный для поиска, а в штольне можно делать спортивное ориентирование, а на скалах, высота которых около 20 метров, проводить тренировки.
На третий день решили провести разведку очень большого по площади и глубокого с крутыми склонами оврага, который большими ступенями спускался прямо на берег Волги, и заканчивался большой каменной плитой.
Овраг был завален поваленными полу гнилыми деревьями и принесенным водными потоками гнильем. Над головой кроны деревьев полностью закрывали небо, и было темно. Двигаясь снизу вверх и обходя завалы, мы подошли к каменистой стенке высотой 3-5 метров, перед которой громоздились камни, результат обрушения и сползания склона оврага.
Обследовав стенку, мы заметили в самой нижней части щель, за которой зияет чернота, и веет холодным, сырым воздухом. Решили немного расчистить щель и стали откидывать камни. Через 5-10 минут мы почувствовали, что за щелью есть объем, но какой?
Нам пришлось поработать еще 20-25 минут для расширения входа, камни лежали как в кладке, плоские и не очень крупные. Обработав лаз в целях безопасности от живых камней и мусора, мы проникли в него, и сразу попали в глинистую грязь и через два метра в колодец, правда, не большой, но проходили его в распор. Вправо уходит коридор, еще немного и мы встаем в полный рост. Вот это удача! Мы были счастливы, что нашли пещеру, но мы не знали что это Юрьевская пещера.
Трудно восстановить события, сколько мы пробыли в пещере. Когда мы усталые, грязные выползли на поверхность и надышались родным упоенным воздухом, то начали делиться впечатлениями. По общей длине пещеры пришли к мнению, что длина составляет около 1 километра. Сейчас это выглядит смешно, но тогда, когда мы ползали на коленках, на локтях, через узкие лазы+ и т. д.
Домой мы возвращались радостные, довольные и уже строили планы на следующие выходные. В понедельник все члены секции спелеологов уже знали про пещеру, да какую — длиной около 1 километра. И сразу вопросы, а может это Юрьевская или + В следующую субботу мая уже все спелеологи штурмом брали кассу речного вокзала, и так продолжалось все лето. С друзьями мы снимали план пещеры, кто-то продолжал открывать новые гроты, лазы, колодцы, находили сталактиты, и все хотели это проверить, увидеть и дать свое название. По результатам первого лета общая длина пещеры составляла около 260 метров. Потом было второе и третье лето, и общая длина пещеры определилась в 346 метров.
В результате активной деятельности спелеологов овраг обжился, появилась полочка для стоянки, ступеньки вниз за водой на Волгу. В городе узнали о пещере и хорошей стенке для скальных занятий. В Камское устье потянулись альпинисты, горники. В 1972 году здесь нами был организован слет и первые скальные соревнования

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *